Пробуждение патриотизма

«Я слишком скучна для стендапа и слишком ленива для хорошего блогера, поэтому называю себя Sit Down Bloger. Я такая же, как твой Инстаграм и ты: привлекательная и оригинальная, но по факту чаще унылая и, если честно, такая же, как все.»

Пробуждение патриотизмаИногда мне кажется, что судьба забросила меня в Прибалтику за то, что я такая злая. Чтобы я жила среди себе подобных. Поначалу я испытывала от этого некое странное удовольствие. Мне нравится жизнь в движении, по работе мне и раньше приходилось уезжать из дома надолго с открытой датой возвращения. Когда ты впервые вступаешь на эту дорожку, кем бы ты ни был, обратного пути к тому, кем ты был, уже нет. Но начну с начала…

Когда я была маленькой девочкой, не припомню, чтобы родители вывозили меня куда-то помимо летних резиденций <aka на дачу к бабушкам>, но также не припомню, чтобы меня это хоть малость огорчало. Была бы моя воля, я и туда бы никогда не уезжала из своего любимого города, в котором меня всё устраивало. А ещё, тогда так жили почти все. Когда ты родился и вырос в Петербурге <Ленинграде>, тебя сложно чем-то удивить <как сказал один мой знакомый литовец, Париж по сравнению с Петербургом кажется скучнейшим местом с тремя достопримечательностями>.

Но времена менялись, и в школе мы всё чаще засматривались на туристические журналы, разбросанные в кабинете завуча по иностранным языкам. В них на фоне лазурного неба красовались белоснежные отели курортов мира, они манили своей красотой и обещали, что там, наконец, ты станешь по-настоящему счастлив.

Впервые я оказалась в Испании, когда мне было лет тринадцать. Меня и ещё нескольких избранных <привет, IP> отправили туда по обмену за хорошее <отличное> обучение. Всё было довольно интересно и задорно, пока мы резвились несколько дней вместе с соотечественниками на берегу Средиземного моря, но после нас распределили по семьям испанских избранных… Уже тогда, наверно, мне стоило понять, что жизнь за границей не для меня. Я чувствовала себя ужасно, мне постоянно хотелось плакать, меня раздражала местная еда <почти ничего из которой я не могла есть, и от голодной смерти меня тогда спасли только креветки>, меня бесил их уклад жизни и маниакальная экономия воды <правда, реванш оказался жестким для испанцев – когда они позже приезжали к нам, воду и вовсе отключили>, меня бесило их бурное веселье на дурацком карнавале <со странным названием Похороны сардины>, куда всем нужно приходить непременно в национальных костюмах, ещё немного напрягало незнание английского и отсутствие прочих базовых знаний у наших испанских ровесников на фоне их непомерной физической развитости.

Несмотря на довольно негативный опыт, который я вынесла из этой поездки, выводы я сделала для себя, надо сказать, прямо противоположные тем, которые должна была. Немалую роль в этом сыграло общественное мнение, ведь окружающие мне завидовали и только и твердили, как мне повезло <возможно, все самые неправильные решения в своей жизни я принимала именно по этой причине>. Помню, в том же году я отлично провела время с моими московскими друзьями в деревне у бабушки, сделав эпохальный по своей глубине на тот возраст вывод – не важно, где ты, но важно с кем ты!

В связи с этим, не лишним будет уточнить, что я подразумеваю, когда говорю об отъезде за границу. Это не долгожданный отпуск с друзьями или семьёй <или даже с собой любимым> где-то в туристической зоне, выбранной вами страны в выбранное вами время… Я говорю о том, когда ты едешь куда-то по работе или по личным делам, совершенно один, взяв с собой пару чемоданов и билет в один конец или в лучшем случае свою авто-кибитку, куда поместится чуть больше чемоданов. Я говорю о жизни вне отельных линий, о жизни среди реальных людей в условиях чужой <порой отвратительной тебе> культуры и другого языка <иногда и того, на котором ты не говоришь вообще>. Вот это я называю настоящим уходом into the wild.

Получив первый такой опыт уже во взрослой жизни, я сказала себе – нет, это не для меня. Но уже через несколько дней собирала вещи к следующей поездке. Такой образ жизни напоминает некую болезненную зависимость, от которой ты в основном страдаешь, но получаешь маленькое удовольствие, оно сродни мазохистской привязанности, и избавиться от неё сложнее, чем от алкоголизма. Я даже не помню момент, когда всё поменялось. Тебе кажется, что ты контролируешь ситуацию, просто наслаждаешься жизнью и познаёшь мир, и скоро, совсем скоро, ты вернёшься домой. Но ты не вернёшься. Ты вернёшься только для того, чтобы уехать снова. В новое место или в то же самое – не важно. Ни одно из этих мест не станет твоим домом, и твой собственный дом уже тоже им не является. Теперь твой дом – это дорога из пункта А в пункт Б, только она имеет смысл и ободряет, а то, что ждёт в конце пути, не имеет веса как переменная. Постоянна теперь только дорога.

И всё же одно преимущество такой жизни бесспорно – ты получаешь тайное знание, которое никогда не получишь, сидя дома. Возможно, оно будет у каждого своё. Что касается меня, мои дороги привели к пробуждению патриотизма <чувства, ранее не ведомого мне>. Куда бы ни заносила меня нелёгкая, везде мне чего-то не хватало. Стоит задержаться чуть подольше, и ты переходишь из статуса гостя и туриста в статус местного жителя, но с правами, которые сравняются <возможно> с правами коренных только спустя довольно много лет. И тут ты такой начинаешь сам себе цитировать Достоевского: «Тварь ли я дрожащая или право имею?».

Чего тебе не додали в твоей родной стране, от чего ты сделался хуже них? Хуже обезьян, трясущих своими жопами под сальсу, с примитивными потребностями и понятиями о жизни? Хуже латентных нацистов, имеющих от полутора до двух поводов гордиться своей нацией, берегущих свои убогие хуторки как достояние человечества и навязывая свой уродливый вымирающий язык, на котором говорят полтора-два человека в масштабах Всея Галактики? Хуже отсталых чурбанов, заворачивающих своих женщин-служанок в чёрные тряпки и бьющихся головой об пол, когда на дворе 2020 <впрочем, у них же ещё 1441>?

Чем тебя так сильно привлекает эта жизнь? Ты готов променять данное тебе прекрасное бесплатное образование <благодаря которому ты стал таким умником> на плебейскую жизнь рядом с пляжем, только потому, что здесь лучше погода и люди кажутся добрее? Ты готов променять свою культуру на чужеродную только потому, что находишь её экзотической или только потому, что это сулит тебе некие богатства? Ты готов променять общение со своими родными и друзьями на время, потраченное впустую с чужими людьми, непонятными и скучными, только потому, что здесь меньше мусорят и лучше качество <некоторых> продуктов? Если ты ответишь да, то чего-то тебе действительно не додала твоя родина. Но мне, и я знаю, большинству людей в моей стране она додала всё, и даже больше, даже то, что многие не замечают по причине общей доступности и обыденности таких вещей, о которых и не мечтают <и не знают> представители других стран. Поэтому я не побоюсь заявить: жизнь за границей не только не для меня, она ни для кого!

Я долго искала себе оправдания, стремилась к личной выгоде, приобретала уникальный опыт… пока просто не поняла, наконец, чего я хочу <хотя все говорят, что должно было быть наоборот>. Я хочу разделить судьбу моей родины. Какой бы она ни была. Скорее всего, она будет плохой. Но это не важно. И это неизбежно. Быть может, это наша сущность. Нигде более я не замечала столь тонких неразрывных связей между людьми. Они все разобщены, а мы едины. Только тот, кто жил в изгнании, понимает истинный смысл родства. Вы все мои братья и сестры. Русские.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.