Прямота

«Я слишком скучна для стендапа и слишком ленива для хорошего блогера, поэтому называю себя Sit Down Bloger. Я такая же, как твой Инстаграм и ты: привлекательная и оригинальная, но по факту чаще унылая и, если честно, такая же, как все.»

ЦензураКак специалисту по коммуникации между людьми и киборгами <человекоподобными людьми>, мне не раз приходилось налаживать взаимопонимание там, где его быть не может, и дело здесь не только и не столько в разных языках, на которых они говорили. Разные семьи, разный уровень интеллекта, разные темпераменты и привычные модели поведения… а если помножить это ещё и на региональные национальные особенности, то получится та самая Вавилонская башня, разгребать за которой приходится несчастному переводчику. 

Однажды я работала с экипажем из трёх нигерийцев, проходивших у нас переподготовку. В конце обучения нам принесли чёрно-белые копии сертификатов об окончании обучения, чтобы они могли проверить правильность написания имён и прочее. Имена <как всегда> были написаны с ошибками, но это не самое страшное. Когда преподаватель стал раздавать их нашим темнокожим друзьям, он замешкался, ведь на ксерокопиях бедняги выглядели, как одно одинаковое <чёрное> пятно, и было не понятно, как их распределить так, чтобы не обидеть. Надо отдать ему должное, наш умник не растерялся и тут же перепоручил дело мне, чтобы я могла определить пятнышки по именам. Но вот незадача – я знала только их короткие имена, которыми они мне представились сами – а если вы когда-нибудь видели полные имена и фамилии нигерийцев, вы застыли бы на месте <как, собственно, и я тогда>.  

В этот момент несчастные, кажется, уже стали начинать понимать, что тут происходит, и назревал буквально расистский конфликт местного значения! Я решила последовать недавнему примеру преподавателя и всучила все три их командиру, чтобы он распределил их сам. Довольная своей сообразительностью, я с облегчением вздохнула, и начала предаваться рассуждениям о тяготах профессии. Но это был ещё не конец…

– Простите, но это не наши сертификаты.

– В каком смысле не ваши?

– На этих двух мы с моим другом поменялись местами, а на третьем фотография принадлежит другому нашему сотруднику, который приезжал к вам в прошлом году. 

Этим заключением он как будто выносил нам всем приговор – мы для вас все на одно лицо, потому что мы чёрные! Это была самая неловкая ситуация в моей профессиональной деятельности <если не считать того случая, когда на занятие к техникам инструктор притащил деталь вертолёта, похожую на член… и она застала меня врасплох… и я не могла сдержаться и смотреть на неё без смеха… и как после этого за мной стала смеяться и вся группа довольных мужиков, до которых дошло, почему смеётся их переводчик>. Тем не менее сдаваться я не спешила. По долгу службы мне приходилось выкручиваться и не из таких ситуаций <когда посреди лекции по радиолокации говорящий вдруг резко меняет тему и просит перевести тебя, как «подсекают» и «вываживают» <!!!> рыбу, название которой тебе не знакомо даже на твоём собственном языке, при этом внимательно следя за каждым твоим словом, тебе уже ничего потом не кажется слишком сложным>, поэтому я взяла себя в руки и непоколебимым голосом заявила, что произошла досадная ошибка программы, наши менеджеры и мы ни в чём не виноваты, а компьютер сам рандомно подставил неправильные фотографии, но мы, конечно, всё исправим! 

Все остались довольны, а я радовалась своей находчивости. Тем временем преподаватель удалился в инструкторскую, где громким радостным голосом стал рассказывать о случившемся своим коллегам <и да, конечно, можно говорить так громко, как тебе вздумается! Они же иностранцы! Они всё равно ничего не понимают по-русски>. В ответ на его тираду раздался раскатистый смех, который прекрасно услышали нигерийцы. Они всё поняли. Мои старания были напрасны, и мне хотелось в тот момент провалиться сквозь землю. 

Сейчас так модно говорить обо всём открыто, все только и твердят о важности самовыражения. Но мало кто заботится о том, чтобы научиться говорить и самовыражаться красиво. Мало кто заботится о том, какое впечатление их поведение произведёт, и к чему это может привести. Я рассказала всего лишь пару эпизодов из узкой профессиональной среды, однако, эта тенденция встречается повсеместно – от высказываний политиков и известных людей до моих собственных знакомых. И знаете что? Возможно, у меня накипело, или я чего-то недопонимаю, но меня бесят люди, гордящиеся своей прямотой и честностью. Они думают, что облегчают жизнь и себе, и окружающим. На самом деле, верно только первое из этих убеждений. Потому что окружающим почти никогда эта прямота не нужна. Мне точно она не нужна. Для меня она является свидетельством небольшого ума или дурного воспитания, а ещё лени, поскольку человек как бы не утруждает себя тем, чтобы предоставить информацию в приятном виде, а просто вываливает вам на голову кучу мусора.  

В общении с такими людьми я всегда чувствую себя неловко. Причём мне неловко не за себя, а за них. Они вынуждают меня сглаживать их косяки, их странные фигуры речи и прочее. Некоторые как будто нарочито пытаются создать неловкую ситуацию, как будто проверяя, как я отреагирую. Но я отреагирую никак. Я буду продолжать держать невозмутимую маску и изображать ту, кем я не являюсь. Потому что я знаю, если я поведу себя так же прямо и непосредственно, как они, им это не очень-то понравится. Если я вдруг проявлю столь желанную прямоту, я скажу им, что считаю их тупым и невоспитанным быдлом, которое выпячивает свои никому не нужные эмоции и манеры, что если мне захочется пообщаться на уровне животных, то я пойду в зоопарк, а в обществе человеков разумных я ищу не прямоту и не правду, а приятное общение и утончённость. «Засуньте свою правду себе в задницу», — сказала бы я им, — «кого вы хотите ей удивить в наши-то дни?» Но поскольку я не из прямых, эти слова опять прозвучат только в моей голове. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.