Время убивать

«Я слишком скучна для стендапа и слишком ленива для хорошего блогера, поэтому называю себя Sit Down Bloger. Я такая же, как твой Инстаграм и ты: привлекательная и оригинальная, но по факту чаще унылая и, если честно, такая же, как все.»

Однажды в Голливуде (векторный арт)Я вышиваю крестиком, потому что это помогает мне не убивать людей. Звучит забавно и немного гротескно… Я вообще любитель громких заявлений. Но так ли всё обстоит на самом деле? Среди нас теперь полно социопатов и социофобов <кстати, почему бы просто не назвать нас злобными, скрытными и недоброжелательными мудаками?>, и причины здесь не важны. Для меня сейчас важен единственный вопрос — как далеко готов пойти каждый из нас в своей ненависти?

Действительно ли любой человек способен на убийство? Я говорю о личном осознанном выборе, а не о самозащите и прочих подобных обстоятельствах. Не подлежат оправданию и приказы о массовых или единичных убийствах людей… Я не пытаюсь сейчас дать этому нравственную оценку, я лишь пытаюсь понять, что руководит такими людьми? Являются ли их действия осознанными или они просто слишком беспечны, чтобы анализировать предпосылки и следствия: путь каждого человека от сложностей его рождения до последствий его насильственного уничтожения для него и его близких. Если это так, то всё ясно, «как голубое ясное небо». Но если убийца не глуп и отдает отчёт своим действиям, как он рассуждает? Чем он себя оправдывает? Какая благая цель должна стоить этих жертв?

Редьярд Киплинг долгое время жил в Индии и был знаком с индийской культурой <отсюда Маугли и прочие зверёныши>. Не так известен тот факт, что он часто использовал свастику при оформлении своих книг и в своём литературном журнале. Он воспринимал её как древний индийский символ удачи. Однако в середине тридцатых он полностью отказался от использования свастики, объясняя это тем, что нацисты её «осквернили безвозвратно»… Беда в том, что нацисты осквернили не только свастику. Они осквернили всё наследие великого германского народа, который веками был в авангарде культуры, а теперь воспринимается через призму деяний группки ублюдков, решивших, что пришло время убивать.

Даже сейчас, в 2019 году, заходя в немецкий гипермаркет я закупаю только всё необходимое, подсчитывая, не приношу ли я прибыль вражеской экономике. Это так глупо… Я человек мира, владеющий несколькими языками, претендующий на понимание всего, что происходит между людьми, напрягаюсь, слыша здесь немецкую речь. Первое, о чём я думаю, это не Гёте, не Бетховен, не Шрёдингер, не Юнг и не любой из основателей полюбившихся многим марок немецких авто… Как жаль, но ни до, ни после него кем бы ни был и чего бы ни достиг человек, воспринимается через призму безумного предводителя его народа. Мгновение в масштабах истории, но вечность в памяти человечества.

Близ Саласпилса в Латвии есть концлагерь, мимо которого я не единожды проезжала. «Наиболее печальную известность этот лагерь получил из-за содержания в нём малолетних узников, которых затем стали использовать для отбора крови для раненых немецких солдат, вследствие чего дети быстро погибали. С матерями-узницами в лагере дети находились недолго. Немцы выгоняли всех из бараков и отбирали детей. От горя некоторые матери сходили с ума. Детей в возрасте до 6 лет собирали в отдельном бараке, где не заботились о лечении заболевших корью, а усугубляли болезнь купанием, после чего дети умирали за 2—3 дня».

Это я цитирую русскоязычную Википедию. Помимо вышесказанного, там представлено подробное описание пыток, применявшихся к заключённым, а также имена начальников, возглавлявших сие учреждение с отметками об их личных достижениях и предпочтениях <таких как спускание собак на людей или их рандомный отстрел из окна в моменты дурного настроения>. Всё содержание тянет на несколько печатных страниц…. Но что мы увидим, если поменяем язык? Статья значительно сократится в объёме при переходе на немецкий: истории стёрты, только голые факты <не все>. Похожая картина на английском и испанском. А что же с ближайшими соседями и непосредственными участниками? Литовская Википедия предоставляет нашему вниманию ровно одно предложение, повествующее о том, что в Саласпилсе находился печально известный концлагерь в годы WW2 <спасибо, кэп>. Ну а латышская страничка? <Уже догадались?> Её вообще нет.

То, что не записано, не зафоткано, не задокументировано, для большинства людей не существует. В наши дни мы сталкиваемся с тем, что можно переписать даже современную сиюминутную историю, не то что дела полувековой давности. Тем не менее, некоторые вещи не стереть из памяти. Некоторые страницы, написанные кровью, не вычеркнуть изо всех языков. Некоторые события всплывают в памяти при одном взгляде в чьи-то трусливые глаза. Было бы печально, если бы кто-то замарал и наследие моего народа. А может, я что-то упустила, и это уже произошло?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.